МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 февраля 2020 г. по делу N 33-3980/2020, 2-2901/2019

Судья суда первой инстанции: Астахова Т.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда в составе: председательствующего судьи Семченко А.В.,

судей Жолудовой Т.В., Пильгановой В.М.

при помощнике судьи К.А.С.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Жолудовой Т.В.

гражданское дело по апелляционной жалобе Ш. на решение Чертановского районного суда г. Москвы от 04 сентября 2019 года, которым постановлено:

В удовлетворении исковых требований Ш. в ЧУ ДО ЭДК "Консорт" об установлении факта трудовых отношений, взыскании заработной платы - отказать.

 

установила:

 

Истец Ш. обратилась в суд с иском ответчику ЧУ ДО ЭДК "Консорт", в котором просила установить факт трудовых отношений с ответчиком в период с 15.02.2018 по 15.04.2019 в должности заместителя директора, взыскать с ответчика заработную плату за период с 15.09.2018 по 15.04.2019 в размере 583 333 руб., расходы по оплате государственной пошлины в размере 9 033,33 руб.

В обоснование заявленных требований истец указала, что с 15.02.2018 по приглашению генерального директора ЧУ ДО ЭДК "Консорт" приступила к работе у ответчика по должности заместителя директора, согласно достигнутой договоренности работа была определена по графику: понедельник, среда, пятница с 10.00 до 22.00 на территории колледжа, в остальное время удаленно, с выплатой заработной платы в размере 500 000,00 руб. раз в полгода. В установленном порядке трудовые отношения оформлены не были, трудовой договор не заключался, запись в трудовую книжку не вносилась, трудовые отношения возникли на основании фактического допуска к работе с ведома и по поручению работодателя. Свои должностные обязанности истец исполняла надлежащим образом и в полном объеме. 15.04.2019 директор сообщила истцу об ее увольнении, при этом заработная плата в полном объеме ей выплачена не была.

Истец и ее представитель в судебном заседании заявленные требования поддержали; представитель ответчика заявленные требования не признал по доводам, изложенным в письменных возражениях.

Судом постановлено изложенное выше решение, об отмене которого просит истец по доводам апелляционной жалобы.

Истец Ш., извещенная о слушании дела, в судебное заседание судебной коллегии не явилась, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 48 ГПК РФ на ведение дела через представителя.

Третье лицо Я. судебное заседание апелляционной инстанции не явилась, извещалась о времени и месте рассмотрения дела.

В соответствии со ст. 167 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие истца и третьего лица.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав представителя истца Л., представителя ответчика К.А.В., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК Российской Федерации основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке по доводам апелляционной жалобы, изученным по материалам дела, не имеется.

В соответствии со ст. 21 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право на своевременную и в полном объеме выплату заработной платы в соответствии со своей квалификацией, сложностью труда, количеством и качеством выполненной работы; возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами.

Согласно ст. 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Согласно ст. 129 Трудового кодекса РФ заработная плата (оплата труда работника) - вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника сложности количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихся загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).

В соответствии со ст. 135 Трудового кодекса РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами. Системы оплаты труда, включая размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов), доплат и надбавок компенсационного характера в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, системы доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, устанавливаются коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

В исковом заявлении истец указывает на то, что в период с 15.02.2018 по 15.04.2019 состояла с ответчиком в трудовых отношениях, занимала в ЧУ ДО ЭДК "Консорт" должность заместителя директора, за ответчиком числится задолженность по заработной плате с 15.09.2018 по 15.04.2019, трудовые отношения в установленном порядке оформлены не были, возникли на основании фактического допуска к исполнению трудовых обязанностей.

В целях обеспечения эффективной защиты работников посредством национальных законодательства и практики, разрешения проблем, которые могут возникнуть в силу неравного положения сторон трудового правоотношения, Генеральной конференцией Международной организации труда 15.06.2006 принята Рекомендация N 198 о трудовом правоотношении (далее - Рекомендация МОТ о трудовом правоотношении, Рекомендация).

В пункте 2 Рекомендаций МОТ о трудовом правоотношении указано, что характер и масштабы защиты, обеспечиваемой работникам в рамках индивидуального трудового правоотношения, должны определяться национальными законодательством или практикой либо и тем, и другим, принимая во внимание соответствующие международные трудовые нормы.

Пунктом 9 указанного документа предусмотрено, что для целей национальной политики защиты работников в условиях индивидуального трудового правоотношения существование такого правоотношения должно в первую очередь определяться на основе фактов, подтверждающих выполнение работы и выплату вознаграждения работнику, невзирая на то, каким образом это трудовое правоотношение характеризуется в любом другом соглашении об обратном, носящем договорный или иной характер, которое могло быть заключено между сторонами.

Пункт 13 Рекомендаций МОТ называет признаки существования трудового правоотношения (в частности, работа выполняется работником в соответствии с указаниями и под контролем другой стороны; интеграция работника в организационную структуру предприятия; выполнение работы в интересах другого лица лично работником в соответствии с определенным графиком или на рабочем месте, которое указывается или согласовывается стороной, заказавшей ее; периодическая выплата вознаграждения работнику; работа предполагает предоставление инструментов, материалов и механизмов стороной, заказавшей работу).

В целях содействия определению существования индивидуального трудового правоотношения государства-члены должны в рамках своей национальной политики рассмотреть возможность установления правовой презумпции существования индивидуального трудового правоотношения в том случае, когда определено наличие одного или нескольких соответствующих признаков (пункт 11 Рекомендаций МОТ о трудовом правоотношении).

В соответствии с частью 1 статьи 37 Конституции Российской Федерации труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию.

К основным принципам правового регулирования трудовых отношений и иных, непосредственно связанных с ними отношений исходя из общепризнанных принципов и норм международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации статья 2 Трудового кодекса Российской Федерации относит в том числе свободу труда, включая право на труд, который каждый свободно выбирает или на который свободно соглашается; право распоряжаться своими способностями к труду, выбирать профессию и род деятельности; обеспечение права каждого на защиту государством его трудовых прав и свобод, включая судебную защиту.

Согласно статье 15 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения - отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции (работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации; конкретного вида поручаемой работнику работы) в интересах, под управлением и контролем работодателя, подчинении работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. Заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения между работником и работодателем, не допускается.

В силу части первой статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с этим Кодексом.

Трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (часть третья статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации).

Статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем относит фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Данная норма представляет собой дополнительную гарантию для работников, приступивших к работе с разрешения уполномоченного должностного лица без заключения трудового договора в письменной форме, и призвана устранить неопределенность правового положения таких работников (пункт 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19.05.2009 N 597-О-О).

Статьей 56 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию в интересах, под управлением и контролем работодателя, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Трудовой договор заключается в письменной форме, составляется в двух экземплярах, каждый из которых подписывается сторонами (часть первая статьи 61 Трудового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя. При фактическом допущении работника к работе работодатель обязан оформить с ним трудовой договор в письменной форме не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения работника к работе, а если отношения, связанные с использованием личного труда, возникли на основании гражданско-правового договора, но впоследствии были признаны трудовыми отношениями, - не позднее трех рабочих дней со дня признания этих отношений трудовыми отношениями, если иное не установлено судом.

Если физическое лицо было фактически допущено к работе работником, не уполномоченным на это работодателем, и работодатель или его уполномоченный на это представитель отказывается признать отношения, возникшие между лицом, фактически допущенным к работе, и данным работодателем, трудовыми отношениями (заключить с лицом, фактически допущенным к работе, трудовой договор), работодатель, в интересах которого была выполнена работа, обязан оплатить такому физическому лицу фактически отработанное им время (выполненную работу) (часть первая статьи 67.1 Трудового кодекса Российской Федерации).

Частью первой статьи 68 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено, что прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзаце втором пункта 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", если трудовой договор не был оформлен надлежащим образом, однако работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного представителя, то трудовой договор считается заключенным и работодатель или его уполномоченный представитель обязан не позднее трех рабочих дней со дня фактического допущения к работе оформить трудовой договор в письменной форме (часть вторая статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации). При этом следует иметь в виду, что представителем работодателя в указанном случае является лицо, которое в соответствии с законом, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) либо локальными нормативными актами или в силу заключенного с этим лицом трудового договора наделено полномочиями по найму работников, поскольку именно в этом случае при фактическом допущении работника к работе с ведома или по поручению такого лица возникают трудовые отношения (статья 16 Трудового кодекса Российской Федерации) и на работодателя может быть возложена обязанность оформить трудовой договор с этим работником надлежащим образом.

Из приведенных выше нормативных положений трудового законодательства следует, что к характерным признакам трудового правоотношения, возникшего на основании заключенного в письменной форме трудового договора, относятся: достижение сторонами соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя; подчинение работника действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда; возмездный характер трудового отношения (оплата производится за труд).

Обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником (заключение в письменной форме трудового договора, издание приказа (распоряжения) о приеме на работу) нормами Трудового кодекса Российской Федерации возлагается на работодателя.

Вместе с тем само по себе отсутствие оформленного надлежащим образом, то есть в письменной форме, трудового договора не исключает возможности признания сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора - заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения, поскольку к основаниям возникновения трудовых отношений между работником и работодателем закон (часть третья статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации) относит также фактическое допущение работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен.

Цель указанной нормы - устранение неопределенности правового положения таких работников и неблагоприятных последствий отсутствия трудового договора в письменной форме, защита их прав и законных интересов как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, в том числе путем признания в судебном порядке факта трудовых отношений между сторонами, формально не связанными трудовым договором. При этом неисполнение работодателем, фактически допустившим работника к работе, обязанности оформить в письменной форме с работником трудовой договор в установленный статьей 67 Трудового кодекса Российской Федерации срок может быть расценено как злоупотребление правом со стороны работодателя вопреки намерению работника заключить трудовой договор.

Таким образом, по смыслу статей 15, 16, 56, части второй статьи 67 Трудового кодекса Российской Федерации в их системном единстве, если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным.

Согласно части первой статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, конкретизирующей статью 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В развитие указанных принципов статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Согласно статье 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.

По настоящему делу юридически значимыми и подлежащими определению и установлению с учетом исковых требований истца и регулирующих спорные отношения норм материального права являлись следующие обстоятельства: было ли достигнуто соглашение между истцом и ответчиком о личном выполнении Ш. работы по должности заместителя директора; была ли допущена Ш. к выполнению указанной работы генеральным директором общества, либо уполномоченным им лицом; выполняла ли Ш. работу в интересах, под контролем и управлением работодателя в спорный период; подчинялась ли она действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка; выплачивалась ли ей заработная плата.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации собранным по делу доказательствам, в том числе показаниям допрошенных в ходе слушания дела свидетелей Ф., К., А., Х., с учетом приведенных требований закона, правомерно пришел к выводу о том, что факт возникновения трудовых отношений между сторонами не нашел своего объективного подтверждения в ходе судебного разбирательства, представленными и исследованными доказательствами не подтверждается выполнение истцом обязанностей работника ЧУ ДО ЭДК "Консорт", предусмотренных статьей 21 Трудового кодекса Российской Федерации, соблюдение ею правил внутреннего трудового распорядка, трудовой дисциплины, режима рабочего времени, принятие ответчиком обязательств по выполнению обязанностей работодателя, установленных статьей 22 Трудового кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом и следует из материалов дела, заявление о приеме на работу в ЧУ ДО ЭДК "Консорт" истец не подавала, трудовой договор ответчиком с истцом не заключался, размер заработной платы с истцом не согласовывался, трудовая книжка истцом при трудоустройстве ответчику не передавалась, записи в трудовую книжку истца ответчиком не вносились, приказы о приеме на работу, увольнении ЧУ ДО ЭДК "Консорт" в отношении Ш. не издавались, иных кадровых решений не принималось, доказательства получения заработной платы в суд истец не представила.

Факт допущения истца к работе в ЧУ ДО ЭДК "Консорт" с ведома и поручению лица, наделенного работодателем полномочиями по найму работников, в ходе судебного разбирательства также установлен не был. Доказательств обратного стороной истца не представлено и в материалах дела не имеется.

По состоянию на 03.02.2019 и 15.02.2018 Я. не являлась директором ЧУ ДО ЭДК "Консорт", не была уполномочена на проведение собеседований и принятие на работу в ЧУ ДО ЭДК "Консорт" работников, Я. была избрана на должность директора решением от 04.03.2018. В штатном расписании ЧУ ДО ЭДК "Консорт" от 02.04.2018 должности заместителя директора, администратора отсутствуют.

Представленным истцом в материалы дела доказательствам: проекту договора об оказании платных образовательных услуг, распечатки перечня услуг, внутренней раскладки, неутвержденной копии Устава ЧУ ДО ЭДК "Консорт", копии медицинской книжки, копии пропуска на территорию, копии заявления о выдаче санитарно-эпидемиологического заключения, копии программы организации и проведения производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-эпидемиологических (профилактических) мероприятий при оказании услуг от 31.12.2018, чекам об оплате арендных платежей, распечатке аудиозаписей разговоров и электронной переписке - судом дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Указанные документы обоснованно признаны судом не отвечающими принципам относимости и допустимости, не подтверждающими юридически значимых обстоятельств по делу, поскольку объективная связь между содержанием представленных документов и обстоятельствами рассматриваемого дела не усматривается, проекты документов не содержат сведений об исполнителе, сведения о месте работы в медицинскую книжку вносятся со слов лица, на имя которого она оформляется, пропуск на территорию места расположения ответчика не имеет указаний об истце как о работнике ЧУ ДО ЭДК "Консорт" и целях посещения данной территории, представленная истцом копия программы организации и проведения производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-эпидемиологических (профилактических) мероприятий при оказании услуг от 31.12.2018, в которой Ш. указана в качестве ответственного лица за осуществление контроля, назначенного приказом N 7 от 10.10.2018, противоречит представленному оригиналу документа, не подтверждена приказом N 7 от 10.10.2018, чеки об оплате арендных платежей, заявление о выдаче заключения не характеризуют отношения сторон как трудовые, подлинность распечатки переписки с электронной почты и аудиозаписи разговоров в установленном законом порядке не подтверждена.

Таким образом, представленные истцом доказательства не свидетельствует о соблюдении истцом трудовой дисциплины, подчинении локальным нормативным актам ответчика в качестве работника, о наличии во взаимоотношениях сторон обязательных признаков, характеризующих возникновение трудовых отношений, не содержат в себе никаких данных о работнике и работодателе, согласовании истцом и ответчиком условий трудового договора, установленных ст. 57 ТК РФ, а также данных о выполнении истцом обязанностей работника, предусмотренных ст. 21 ТК РФ.

Показания ни одного из допрошенных свидетелей не дают основания для вывода об их безусловной осведомленности относительно соответствия осуществляемой истцом деятельности критериям трудового договора, допуска ее к работе именно ответчиком либо уполномоченным последним лицом. Анализ показаний свидетелей позволяет прийти к выводу, что обстоятельства, позволяющие установить факт наличия трудовых отношений, совокупность условий которых определена ст. 15 ТК РФ, свидетелям не известна.

При таких данных суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что факт возникновения трудовых отношений между Ш. и ЧУ ДО "Консорт" не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, указанные истцом обстоятельства допуска к исполнению трудовых обязанностей и осуществления трудовой деятельности установлены не были, исполнение истцом разовых поручений Я. не может служить достаточным основанием для удовлетворения исковых требований.

Учитывая, что в соответствии с положениями ст. 129 ТК РФ заработная плата выплачивается работнику за выполненную работу, а в ходе рассмотрения дела не установлено, что в спорный период истец выполняла трудовые обязанности, оснований для взыскания заработной платы с ответчика не имелось.

Судебная коллегия полностью соглашается с выводами суда первой инстанции и считает, что они основаны на надлежащей оценке доказательств по делу, сделаны в строгом соответствии с нормами материального права, регулирующего спорные правоотношения и при правильном установлении обстоятельств, имеющих значение для дела. Выводы суда основаны на полном и всестороннем исследовании всех обстоятельств дела, установленных по результатам надлежащей правовой оценки представленных доказательств, они подтверждаются материалами дела.

Доводы апелляционной жалобы не содержат правовых оснований к отмене или изменению решения суда, по существу сводятся к изложению обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств, не содержат фактов, не проверенных и не учтенных судом первой инстанции при рассмотрении дела и имеющих юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияющих на обоснованность и законность судебного постановления, либо опровергающих выводы суда первой инстанции, в связи с чем являются несостоятельными и не могут служить основанием для отмены законного и обоснованного решения суда.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд первой инстанции с достаточной полнотой исследовал все обстоятельства дела, юридически значимые обстоятельства по делу судом установлены правильно, выводы суда не противоречат материалам дела, основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств. Оснований к иной оценке доказательств у судебной коллегии не имеется.

Доводы истца о возникновении трудовых отношений с ссылками на назначение истца на должность ответственного за осуществлением производственного контроля на основании приказа N 7 от 10.10.2018 в соответствии со ст. 56 ГПК РФ не могут быть признаны состоятельными, поскольку указанный приказ в материалах отсутствует и суду не предоставлялся, в книге регистрации приказов ЧУ ДО "Консорт" не значится. При этом согласно представленной ответчиком программе организации и проведения производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-эпидемиологических (профилактических) мероприятий при оказании услуг ответственным за осуществлением производственного контроля назначена Я. в соответствии с приказом N 4 от 14.10.2018, который зарегистрирован в книге регистрации приказов.

Судебная коллегия не усматривает в обжалуемом решении нарушения или неправильного применения норм как материального, так и процессуального права, доводы апелляционной жалобы, проверенные в порядке ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ, не содержат обстоятельств, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения.

При указанных обстоятельствах доводы апелляционной жалобы не могут являться основанием к отмене либо изменению судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 328 - 329 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Чертановского районного суда г. Москвы от 04 сентября 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Ш. - без удовлетворения.